“Звёзды смерти” в «Реквиеме» Анны Ахматовой - доклад

Олег Лекманов

В этой заметке речь пойдёт о девятой, траурной строке “Вступления” к ахматовскому циклу “Реквием”:

Звёзды погибели стояли над нами,

И безвинная крючилась Русь

Под кровавыми сапогами

И под шинами чёрных марусь.

О каких звёздах тут говорится? Напрашивающийся подтекст — один из более нередко цитируемых фрагментов Апокалипсиса: “3-ий Ангел вострубил, и свалилась с “Звёзды смерти” в «Реквиеме» Анны Ахматовой - доклад неба большая звезда, пылающая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод. Имя сей звезде “полынь”; и треть вод сделалась полынью, и многие из людей погибли от вод, так как они стали горьки” (Откр. 8, 10–11). Любопытно, что образ “звезды-полыни” был одним из возлюбленных у ахматовской антагонистки “Звёзды смерти” в «Реквиеме» Анны Ахматовой - доклад, поэтессы Анны Радловой.

Отметим, вобщем, что у Ахматовой описаны звёзды, а не звезда, которые к тому же “стояли”, а не падали.

Можно высказать усмотрительное предположение, что в девятой строке “Вступления” предполагаются — кроме небесных звёзд — пятиконечные знаки русского страны, водружённые над верхушками основных башен Столичного Кремля. Изображением “кремлёвских “Звёзды смерти” в «Реквиеме» Анны Ахматовой - доклад башен” завершается последующее после только-только приведённого стихотворение “Реквиема” — “Уводили тебя на рассвете...”:

Буду я, как стрелецкие жёнки,

Под кремлёвскими башнями вопить.

Наизловещий образ звезды появляется в цикле Ахматовой ещё два раза. В финишных строчках 5-ого стихотворения “Реквиема”:

И прямо мне в глаза глядит

И скорой смертью угрожает

Большая звезда, —

и в заключительных строчках “Звёзды смерти” в «Реквиеме» Анны Ахматовой - доклад восьмого стихотворения цикла — “К погибели”:

Мне всё равно сейчас. Клубится Енисей,

Звезда Полярная светится.

И голубий сияние возлюбленных глаз

Последний кошмар застилает.

1-ое из процитированных стихотворений, сделанное в 1939году, пронизано реминисценциями из поэтических текстов Осипа Мандельштама, о чьей смерти Ахматова выяснила как раз в это время 1 . Так, в строчках “Всё “Звёзды смерти” в «Реквиеме» Анны Ахматовой - доклад перепуталось навек 2 . // И мне не разобрать // Сейчас, кто зверек, кто человек” появляется та же антитеза, что и в мандельштамовском стихотворении 1931года “За гремучую доблесть будущих веков...” (“Мне на плечи кидается век-волкодав, // Но не волк я по крови собственной”); строчки Ахматовой “...и следы // Куда-то в никуда “Звёзды смерти” в «Реквиеме» Анны Ахматовой - доклад”, может быть, всходят к “Стихам о неведомом бойце” (1937) Мандельштама: “Миллионы убитых задёшево // Протоптали тропу в пустоте”; а конец ахматовского стихотворения принуждает вспомнить о заключительных строчках ранешнего мандельштамовского стихотворения “Я вздрагиваю от холода...” (1912): “Что если над престижной лавкою // Мерцающая всегда, // Мне в сердечко длинноватой булавкою // Опустится вдруг звезда?” 3

Как и “Звёзды смерти” в «Реквиеме» Анны Ахматовой - доклад во “Вступлении” к “Реквиему”, образ звезды в стихотворении “Семнадцать месяцев кричу...” может напомнить внимательному читателю о кремлёвских звёздах, тем паче что в третьей строке Ахматова пишет о живущем в Кремле палаче — “кремлёвском горце” (формула из стихотворения Мандельштама “Мы живойём, под собою не чуя страны...”). В то же время “Звёзды смерти” в «Реквиеме» Анны Ахматовой - доклад ахматовская “большущая звезда”, вне сомнения, провоцирует вспомнить о “большой звезде” из Апокалипсиса.

О том, что заключительные строчки ахматовского стихотворения “К погибели” всходят к концу уже процитированного нами выше мандельштамовского стихотворения “За гремучую доблесть будущих веков...” (“Уведи меня в ночь, где течёт Енисей // И сосна до звезды достаёт”), писали многие исследователи “Звёзды смерти” в «Реквиеме» Анны Ахматовой - доклад. Значительно принципиальным представляется направить внимание на то событие, что мандельштамовский подтекст совмещён у Ахматовой с гумилёвским мотивом “звёздного кошмара” (“Звезда Полярная 4 светится. // И голубий сияние возлюбленных глаз // Последний кошмар застилает”). Поэму Гумилёва “Звёздный кошмар” Ахматова, как понятно, считала одним из наилучших его произведений.

Мотивы, исподволь напоминающие внимательному читателю о “Звёзды смерти” в «Реквиеме» Анны Ахматовой - доклад катастрофической судьбе Николая Гумилёва, очень многочисленны в “Реквиеме”. Ограничимся тут ещё только одним примером: в первом стихотворении цикла — “Уводили тебя на рассвете...” строчка “В тёмной светлице рыдали малыши” отчётливо перекликается со строчкой “Не обожал, когда рыдают малыши” из давнешнего ахматовского стихотворения “Он обожал...” (где “он” — это Гумилёв) 5 .

Остаётся указать, что “Звёзды смерти” в «Реквиеме» Анны Ахматовой - доклад по последней мере в 2-ух стихотворениях Ахматовой, написанных за длительное время до “Реквиема”, мы встречаем образ звёзд в окружении мотивов, схожих с теми, что обрамляют образ звезды в интересующих нас строчках цикла: “Я гощу у погибели белоснежной // По дороге в тьму, // Зла, мой нежный, не делай // В мире никому “Звёзды смерти” в «Реквиеме» Анны Ахматовой - доклад. // И стоит звезда большая // Меж 2-ух стволов...” (“Как жена, получаю...”, 1915) и “Дремлет юродивый на паперти, // На него глядит звезда” (“Причитание”, 1922).

Примечания

1 “Сначала 1939года я получила куцее письмо от столичной приятельницы: “У подружки Елены родилась девченка, а подружка Надюша овдовела”, — писала она” (Ахматова А.А.Листки из дневника “Звёзды смерти” в «Реквиеме» Анны Ахматовой - доклад // Осип Мандельштам и его время. М., 1995. С. 38–39).

2 Ср. с концом мандельштамовского стихотворения “Декабрист” (1917): “Всё перепуталось, и некоторому сказать, // Что равномерно холодея, // Всё перепуталось, и сладко повторять: // Наша родина, Лета, Лорелея”.

3 О наизловещих звёздах у Мандельштама см., к примеру: ЛевинЮ.И. Избранные работы. М., 1998. С.9–17.

4Отметим звуковое созвучие слова “полярная” со словом “полынь “Звёзды смерти” в «Реквиеме» Анны Ахматовой - доклад”.

5 В свою очередь, подтекстом этой строчки, как отметил ещё В.М.Жирмунский, послужили известные строчки Анненского. О гумилёвских реминисценциях в ахматовском цикле см. нашу заметку: Николай Гумилёв в “Реквиеме” Анны Ахматовой // Российская речь. 2000. №3. С.26–28.



zvukovie-signali-i-rasstoyanie-ih-slishimosti.html
zvukovie-volni-harakteristika.html
zvukovoe-kino-do-vtoroj-mirovoj-vojni.html